allr.genskov.ru



Институт опеки и попечительства в Римском частном праве

Сортировать: по оценкам | по дате
23.08.17
[4]
переходы:0
Институт опеки и попечительства в Римском частном праве
вступление в обязательство и т. д) требуется согласие опекуна или попечителя; в таких случаях роль опекуна будет только ролью что подкрепляет действия опекаемого. Когда опекуну приходилось заменять опекаемого и самому вести все его дела, то для древнего права возникало затруднение в том, что оно не знало представительства при заключении сделок, то есть возможности заключения сделки одним лицом от имени и на счет другого. В результате опекун или попечитель конечно действовал, как negotiorum gestor: он заключал все сделки на свое имя и только уже потом (например., По достижении малолетним возраста) переносил все приобретения права на подопечного. Но это затруднение отпало, когда в эпоху формулярного процесса претор стал давать actiones utiles с перестановкой субъектов: тогда опекаемый получал прямо иски против лиц, заключивших соглашение с его опекуном. Сначала опекун, заведуя делами опекаемого, ни был ничем ограничен в своей деятельности: он мог заключать всякие соглашения, мог продавать вещи опекаемого, закладывать их и так далее. Средствами для защиты интересов опекаемого были только или accusatio suspecti tutoris, возбуждение кем-нибудь уголовного преследования против подозрительного опекуна, которое может повести к его устранению, или actio rationibus distrahendis - иск, предъявлялся после окончания опеки и деликтный характер, что было опекун, что растратил имущество опекаемого, отвечал in duplum, как fur nec manifestus; но, как иск деликтный, actio rationibus distrahendis в случае смерти опекуна не могла быть предъявлен против его наследников. Эти средства со временем были признаны недостаточными, и преторский эдикт еще в конце республики создает новые иски: для отношений по поводу опеки - actio tutelae directa и contraria, а для отношений по поводу опеки - actio negotiorum gestorum, а также directa и contraria
С помощью actio directa опекаемый по окончании опеки (или новый опекун при смене) может требовать отчета от опекуна и возмещения своих убытков не только от него самого, но и от его наследников, и не только в случае растраты, но и в случае нерадивости или бездействия . С помощью actio contraria опекун, в свою очередь, может потребовать от опекаемого уплаты понесенных им расходов, но вознаграждения за ведение опеки римское право не знало.
Для лучшего обеспечения интересов опекаемых к этим искам присоединяются затем дополнительные средства: во-первых, входит в обычай требовать от опекуна при самом вступлении его в должность обеспечения - satisdatio rem pupilli salvam fore, а, во-вторых, в период империи признается законная ипотека опекаемого на все имущество опекуна. Но все эти средства могут оказаться безрезультатными при несостоятельности опекуна. Несмотря на это забота государства, усиливается, об интересах опекаемых приводит мало-помалу к различным ограничений опекуна в самой его деятельности.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/instit...omu_pravi?page=2


23.08.17
[4]
переходы:0
Институт опеки и попечительства в римском частном праве
для выполнения обязанности, лежит на нем. Не охрана своих возможных в будущем прав, а забота о чужих правах составляет общую задачу его деятельности. Несмотря на это в источниках более позднего права опека определяется уже как некоторое "onus" для опекуна, как некоторое "munus".
При этом опека является munus publicum, общественной повинностью, в двояком направлении. Прежде всего, в этом определении заключается мысль о том, что опека в смысле заботы о лицах, которые сами о себе заботиться не могут, есть общая обязанность государства. Эта мысль была абсолютно чужда старой опеке: если у малолетнего или безумного не было ни опекуна согласно (вследствие отсутствия родственников) законом, ни опекуна по завещанию, то он в старом праве вовсе оставался без опеки, поскольку не было лиц, которые должны на нее право. Во второй половине республики точка зрения государства меняется. Lex Atilia, закон неизвестного времени, но, во всяком случае, до 186 гг. До Р. Х. (до senatusconsultum de Bacchanalibus), приказала в таких случаях назначать опекуна магистратам - именно претору при участии народных трибунов.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Instit...nom_prave?page=1


23.08.17
[1]
переходы:0
Институт опеки и попечительства в Римском частном праве
Во всяком обществе могут оказаться лица, имеющие права (правоспособные), но не обладающие достаточной степени понимания и зрелостью воли для самостоятельного управления своими делами (недееспособные). Это - несовершеннолетние и безумные; такими же являются по старым убеждениям женщины; наконец такими же признаются и прожигатели.
В древней время, когда еще сильны родовые связи, опека над лицами недееспособными составляет дело родственников, причем в институт опеки на первом плане стоит не забота о подопечных, а забота о его имуществе в пользу его ближайших преемников. Для этих последних, конечно, важно, чтобы то имущество, которое может к ним дойти в порядке законного наследования, не было в руках малолетнего, безумного и т.д. развязно или разворовано.
4). Эта основная идея древней опеки отражается на всей ее построении. Прежде всего, порядок призвания к опеке совпадает с порядком призвания к наследованию ("eo tutela redit, quo et hereditas pervenit", - Д. 50. 17): естественным опекуном является ближайший наследник. А поскольку в древний время наследование определялось только порядком агнатического родства, то и естественным опекуном был ближайший агнат.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/instit...privatnomu_pravi


23.08.17
[1]
переходы:1
Институт опеки и попечительства в Римском частном праве
Tutela impuberum и cura minorum. Наиболее частый случай недееспособности - это несовершеннолетие. Человек правоспособен уже с самого момента своего рождения: он может тотчас же оказаться обладателем огромного состояния и участником самых сложных юридических отношений. Но очевидно, что признать за ним тотчас же и дееспособность нельзя. Вследствие этого всякое право уже с самых древних времен откладывает дееспособность человека до достижения им известной степени физической и психической зрелости. Вопрос только в том, каким признакам определить наступление этой зрелости, достижение совершеннолетия. Обычный для нас прием - установление известного, для всех одинакового возраста - древнему праву чужой: решающим признаком там есть конечно достижения физической, половой зрелости - момента, когда ребенок превращается в мужчину. Момент этот не для всех людей одинаков, вследствие чего определение этого момента для каждого отдельного лица составляет обычно дело его семьи, и признание совершеннолетним выражается в каких-либо внешних знаках - смене детской одежды на одежду взрослых и тому подобное. Также точно и римское право долгое время различие между puberes и impuberes строило на этой единой признаку половой зрелости. Но если с этой неопределенной признаком мог мириться примитивный оборот, то с развитием экономической и деловой жизни он оказывался решительно непригодным; условия этой жизни требовали установления какого-либо определенного, для всех одинакового, возраста совершеннолетия. Для женщин этот вопрос был фиксированное обычаю несколько раньше, чем для мужчин: уже в эпоху классических юристов совершеннолетие наступает для них с достижением 12 лет
Относительно же мужчин мы еще среди классических юристов встречаем расхождение: сабиньянци стоят еще вполне на старой точке зрения, между тем как прокульянцы признают совершеннолетними всех, достигших 14 лет; есть рядом и средняя мнение, по которой нужно достижении 14 лет, но кроме того и половой зрелости. Ко времени Юстиниана преимущество склонилась на сторону мысли прокульянцев.
Но между ребенком только что родилось и парнем, который приближается к pubertas, есть масса промежуточных ступеней: человек, возрастая, постепенно приобретает способность ориентироваться - сначала в вещах более простых, а затем и более сложных. Конечно, со всеми этими переходными стадиями право считаться не может, но игнорировать известные крупные различия оно не в состоянии. Так и римское право различает среди несовершеннолетних две группы - infantes и infantiae majores. Infantes - это первично дети, которые еще не могут говорить, - "qui fari non possunt"; позже, однако, и здесь была установлена ​​возрастная признак - достижение 7 лет.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/instit...omu_pravi?page=3


23.08.17
[1]
переходы:0
Институт опеки и попечительства в Римском частном праве
Однако, этот возраст (или, в период республики, возраст половой зрелости), который был, возможно, достаточным в эпоху простых отношений, якобы совершеннолетние дети 14-15 лет начали все чаще и чаще служит объектом для эксплуатации. В виду этого был издан особый закон - lex Plaetoria, - который устанавливал уголовное преследование против лиц, воспользовавшихся неопытностью юношей, достигших совершеннолетия, но не достигших 25 лет. Претор затем расширил применение этого закона и стал давать не только в случаях явного обмана, но и вообще в случаях невыгодности сделки. Благодаря этому появилась новая категория - minores, которые пользуются особым покровительством закона. Но это покровительство имело и свою обратную сторону. Деловые люди, зная, что minor, если найдет потом для себя сделку невыгодной, может ее уничтожить путем restitutio in integrum, естественно стремились воздерживаться от отношений с ним, предпочитая иметь своим контрагентом лицо, по отношению к которой такая возможность не имеет места. Это могло существенно отзываться на самих minores, в результате чего они стали привлекать к участию в своих сделках особых попечителей - curatores. Участие куратора (его consensus) устраняла возможность последующего опровержения сделки и гарантировала в этом отношении контрагентов.
Однако, обязанности просить куратора для minores не существует; это вопрос их воли. Если куратор НЕ виклопотаний, minor сохраняет свою дееспособность, как совершеннолетний; он может, как раньше, просить о restitutio in integrum. Впрочем, такие minores без опекунов в более позднем праве составляют исключение, и Юстиниан говорит в своих Институциях в виде общего правила. Возраст полного совершеннолетия, таким образом, фактически отодвинулся до 25 лет, а положение лиц от 14 до 25 лет почти сравнялось с положением infantiae majores.
Но если совершеннолетний, такой, который не достиг 25 лет, просил назначения опекуна, он становился ограниченным в своей дееспособности в том смысле, что для действенности совершаемых им сделок, с которыми связано уменьшение имущества, требовалось согласие (consensus) попечителя, которая могла быть дана в любое время
Tutela mulierum. Второй случай, где римское право знает tutela, является опека над женщинами. Женщина в старое время, и не только в римском праве, считается недееспособным, даже если она не находится ни под властью отца ни под властью мужа. Причина этого заключается не столько в какой-либо грубости нравов, сколько в характере примитивного правопорядка: как мы знаем, в древнее время обладание правом и защита его предполагали способность субъекта владеть оружием.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/instit...omu_pravi?page=4


23.08.17
[1]
переходы:1
Институт опеки и попечительства в Римском частном праве
Cura prodigi - попечительство над прожигателем - это лица слабовольные, не способны соблюдать необходимая мера в расходовании имущества и потому так тратят его, что создавалась угроза полного разорения - также известна уже Законам XII т. (Д. 27. 10). По заявлению лиц заинтересованных (прежде всего, конечно, ближайших родственников) магистрат, впоследствии претор, проводил расследование и, если признавал наличность расточительной наклонности, налагал на мота запрет - interdictio. Обычная формула такого запрета гласила: "Quando tibi bona paterna avitaque nequitia tua disperdis liberosque tuos ad egestatem perdicus, ob eam rem tibi ea re commercioque interdico". Как видно из этой формулы, запрет сначала касалась только имущества, полученного в наследство, - "родительского и дедовского", которое должно было перейти и к детям мота; но со временем запрет был распространен на всякое имущество вообще. Подвергнут interdictio мот ограничивался в своей дееспособности и ставился под надзор куратора. Сам он мог заключать только сделки чистого приобретения, для всех же остальных он нуждается concensus curatoris. Кроме рассмотренных основных случаев попечительства, в более развитом римском праве мы встречаем целый ряд других, когда по тем или иным причинам преторской властью временно назначается опекун: напр. , Curator bonorum несостоятельного должника; curator наследства, пока оно не будет принято наследниками; curator ventris для охраны интересов имеющий родиться ребенка и т.д.
Издавна существовал иск о возмещении стоимости развращенного имущества подопечного недобросовестным опекуном. Однако этот иск не всегда достигал цели, поскольку был личным и не распространялся на наследников опекуна. Со временем претором были введены специальные иски (action tutelage directa) был направлен не только против недобросовестного опекуна, но и против его наследников, другой (action tutelage conraria) служил интересам опекуна (для возмещения затрат, связанных с опекой).
Римское право складывалось в обстановке острой социальной борьбы, в которой приходилось от многого отказываться, сохраняя лучшее. Это и сформировало такие его черты, как строгость, жесткость правовой регламентации, рационализм и житейская мудрость. Подобные качества предопределили становление строгой юридической системы, связанной широкими принципами, объединяющими правовые нормы.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/instit...omu_pravi?page=6


23.08.17
[1]
переходы:0
Институт опеки и попечительства в Римском частном праве
не имеет уже решающего значения: его согласие, по жалобе женщины, может быть вынуждена претором (Г. 1. 190). Вследствие всего этого, поскольку tutor mulieris никаких дел не ведет, то он ни за что не отвечает: actiones tutelae здесь никакого применения не имеют. Но и в таком виде опека над женщинами на начало империи начинает казаться стеснительной и ненужной, и Гай говорит уже, что она не имеет под собой основания - "nulla pretiosa ratio"; обычная "вульгарная" мысль, будто женщины вследствие присущей им levitas animi делаются часто жертвой обмана, по его мнению, есть мнение "magis speciosa quam vera". В результате tutela mulierum постепенно исчезает из жизни. Уже lex Julia et Papia Poppaea освобождает от опеки женщин, имеющих jus liberorum. Эдикт императора Клавдия отменяет вообще главный случай опеки - tutela legitima (Г. I. 157). Отдельные последние случаи опеки по завещанию мужа или отца (tutela dativa женщин никогда не применялась) стали даже юридически невозможными после указа императора Гонория и Феодосия, который всем женщинам даровал jus liberorum.
Впрочем, опека над женщинами рано потеряла свое практическое значение. Уже к концу республики женщины самостоятельно участвовали в деловых отношениях, и только некоторые акты гражданского права (участие в легискацийному процессе, отчуждение res mancipi) нуждались согласия опекуна. Но и эти ограничения на начало классического периода воспринимаются как лишние, в частности Гай считал, что они имеют под собой основания. (Г. I. 190). В первой половине I в
было отменено основной вид опеки над женщинами - опека ближайших агнатов, а затем - опека, практически не применялась, по завещанию мужа или отца.
Но уничтожение опеки над женщинами вовсе не означает полного управления их с мужчинами. Целый ряд юридических функций оставались до конца для женщин закрытым (Д. 50. 17). Они не могут занимать никаких должностей с публичным характером, не могут выступать других на суде, не могут быть опекунами (кроме матери и бабки по отношению к своим собственным детям и внукам). С другой стороны, они имеют некоторые привилегии. Как видно, то "вульгарная" мысль, о которой говорил Гай, оказывала влияние на законодательство и до конца сохранила в нем свои следы.
Таким образом, практика показывает, что институт опеки нацелен именно на компенсацию дефекта дееспособности, определяемого формально, тогда как обоснование выходят из психических особенностей лиц, поставленных под опеку, вторичны. С таким заключением согласуются и различие функций опеки в зависимости от возраста подопечного.
Cura furiosi - попечительство над безумными и сумасшедшими (furiosi, dementes, mente capti) - известная уже законам XII т. Так попечительство и здесь было делом ближайшего родственника и наследника, причем оно давало ему potestas над личностью и имуществом опекаемого.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/instit...omu_pravi?page=5