allr.genskov.ru



Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение

Сортировать: по оценкам | по дате
19.08.17
[2]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
инспектор одной из славянских земель Федор Иванович Янкович де-Мириево, по национальности серб, хорошо знающий русский язык.
Деятельность Янковича дала, как известно, блестящие плоды. Это была очень культурная и высокообразованный человек, прекрасный педагог, который отличался дальновидностью и огромной деловой энергией. За четыре года (1782-1786) с его помощью комиссия успела открыть 133 школы в 25 губерниях, в которых обучалось что 9872 учащихся при 288 учителям, и обеспечила эти школы учебниками, выдав 25 школьного руководства, уставы и инструкции, напечатала несколько географических карт и глобусов. Большинство этих учебников были неплохие, а некоторые настолько хороши, что превосходили книги этого рода, выходивших на Западе.
Само собой разумеется, что Янкович мог развить такую ​​деятельность только потому, что опирался на целую плеяду способных и даже талантливых русских людей, ему активно помогали.
К концу XVIII века в России было уже 315 училищ при 750 учителям и 19915 учащихся. Училища, открываются комиссией, разделялись на малых (в уездных городах) и главных (в губернских городах). Курс малых училищ продолжался два года и заключался в изучении русской грамоте, арифметике и закону божьему. Курс обучения в главных училищах продолжался пять лет и включал, кроме указанных предметов, географию, историю, физику и естествознание (минералогию, ботанику и зоологию). Таким образом в начале 80-х годов XVIII в естественная история впервые сделалась предметом школьного преподавания.
Для организации такой большой работы была необходима помощь многих сотрудников. Надо было подобрать состав учителей для главного народного училища св. Петра, который был первым открыто в Петербурге, и для учительской семинарии при нем, которая готовила учителей для провинции.
Это произошло 9 декабря 1783, примерно через год после возвращения Зуева из экспедиции на юг России. Ему было назначено жалованье - 400 руб. в год и присвоено звание профессора. Кроме того, он был произведен в чин коллежского асессора, по тому времени важный (1).
Зуев вел уроки в училище и, кроме того, читал лекции студентам учительской семинарии, готовя их в преподаватели естественной истории. Кроме лекций семинаристы посещали уроки Зуева в школе. Из архивных данных, сохранившихся не видно, давали семинаристы пробные уроки под руководством Зуева, но по общему ходу занятий это возможно, потому семинария была открыта при училище и тесное с ним связана.
Студенты жили в казенном общежитии, где получали питание, одежду и спальные принадлежности.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...nachennya?page=5


19.08.17
[2]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
Вскоре после возвращения Зуева с его экспедиции в Причерноморье он занялся педагогической деятельностью. Эта полоса его жизни нас особенно интересует, и мы остановимся на ней подробнее.
В XVIII веке, в школьной реформы 1786, в России, как известно, не существовало государственной системы общеобразовательной школы. Петр I заводил школы профессионального типа, которые отвечали ближайшее потребностям экономического и политического развития России. Общая образование находилась в частных руках и стояла на весьма низком уровне.
В городах существовали так называемые вольные школы. Это были, в основном, простые школы грамоты. Их содержали люди разного звания - представители церковного причта, отставные военные невысокого ранга, канцеляристы, писаря и так далее обучали в таких школах чтению, письму и иногда правилам арифметики. В Петербурге в 1784 насчитывалось 17 таких школ. В числе владельцев их показаны: отставной прапорщик Лука Лазарев, церковный сторож Николай Яковлев, отставной канцелярист Алексей Калугин, дьячок Тимофей Артамонов и др. В этих школах дети изучались читать в год, а писать - на второй год. По учение брали по рублю в месяц, а чаще - «с выучки»: за чтение от 4 до 6 руб. За лист - 6 руб. , А за правила арифметики - 3 руб. Стоимость обучения по тому времени была достаточно высока
Для детей дворян и вообще привилегированных сословий существовали пансионы, содержавшиеся, как правило, иностранцами. Из архивных данных видно, что в Петербурге в 1784 таких пансионов было 24, причем в них обучалось 319 мальчиков и 119 девочек. В числе владельцев этих пансионов были немцы, французы, реже англичане. Так, например, в Петербурге был пансион французского уроженца Ивана Ланье, Федора Рейнкена, выходца из Пруссии, англичанки девицы Какс и др. В Москве таких пансионов насчитывалось 12, причем в числе их владельцев был даже итальянец - Иван Бартоли. В этих пансионах плата была высока. Там обучали, главным образом, языкам, а из последних предметов - математике, истории, географии и рисованию. Естествознание и физика нигде не выкладывались.
Учение было поставлено в большинстве случаев слабо, поскольку учителя сами были недостаточно опытные в науках. Среди учителей один был раньше бухгалтером, другой - отставным фельдфебелем, третий оказался «мастером брильного разделения», то есть парикмахером, и т.д. Но и эти школы охватывали лишь незначительное число детей. Большинство детей низших сословий оставались неграмотными.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...znachenie?page=4


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
рыб, неизвестных до того в науке. Однако это занятие не удовлетворяло его, и он искал работу, более соответствующую его способностям полевого исследователя.
Такой случай вскоре представился. В 70-х годах XVIII в, после войны с Турцией, Россия получила обширные области в районе Черного моря. В 1779 г. В устье р. Днепр начал строиться новый город и порт Херсон, который должен был служить одним из опорных пунктов растущей черноморской торговли. Экономические и политические интересы России требовали научного изучения нового края. Академия наук не могла остаться чужой этим требованиям и ответила на них организацией исследовательских экспедиций на юг России. Одна из таких экспедиций была направлена ​​в 1781 гг. До Херсона, а затем - на Крымский полуостров, который тогда еще не был присоединен к России.
Директор Академии наук Домашнее, который покровительствовал Зуеву и ценил его энергичную и смелую натуру, предложил ему встать во главе херсонской экспедиции. Зуев с радостью ухватился за это предложение, хотя предоставлена ​​ему преимущество вооружила против него некоторых влиятельных академиков и, как мы увидим далее, повредило успеха этого предприятия.
небольшой экспедиционный отряд под водительством Зуева отправился из Петербурга на юг России. В состав этого отряда, кроме самого Зуева, входили: переводчик Тимофей Кириак, рисует Степан Бородулин, охотник-стрелок Денисов и прикомандирован солдат, взятый для охраны казенного багажа. Дорога экспедиции лежала на Москву, а оттуда через Калугу, Тулу, Орел, Курск, Харьков, Полтаву, Кременчуг в Херсон, куда экспедиция прибыла через 4 1/2 месяца - 7 октября 1781 и осталась там на зимовку. Ехали в нескольких повозках на почтовых лошадях, которые перепрягалися на каждой станции для замены новыми. В крупных городах экспедиция останавливалась на несколько дней или даже недель. Тогда Зуев собирал сведения о числе жителей города, их занятиях и промыслах, о местной торговле, о заводы, фабрики, школах и т.д. При этом Зуев стремился получить планы и карты города и прилегающих мест. Степан Бородулин тем временем зарисовывал общие виды городов и различные достопримечательности дороги, а охотник Денисов стрелял и набивал чучела птиц, если среди них попадались редкие виды.
Принимали Зуева в дороге по-разному: одни администраторы, как, например, курский губернатор Свистунов, оказывали ему всякое содействие и помогали собирать нужные данные, другие - встречали безразлично или даже подозрительно, а харьковский наместник, генерал-поручик Щербинин, даже посадил его под арест за очень самостоятельное, по мнению губернатора, поведение.
В Калужской губернии Зуев познакомился с крестьянином Еким Андреевым - безграмотным знахарем, который оказался, однако, необычным знатоком лекарственных растений; он даже разводил их у себя в огороде.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...znachenie?page=2


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
уделяя много места систематике, он дал описание отдельных животных и растений, притом описание не только правильное и научно достоверное, но интересное, живое, богатое биологическими сведениями и экскурсами в практическую жизнь. Приводятся многочисленные данные, характеризующие образ жизни и нравы животных и т.д. В описаниях во многих случаях видно опыт полевого натуралиста, который сам наблюдал явления.
Замечательной особенностью учебника Зуева является отсутствие всякой телеологии, которой сильно злоупотребляли писатели и ученые XVIII в, изображает животный и растительный мир как специально созданный божественной силой на необходимость человека. Даже сочинения Линнея начинаются и заканчиваются библейскими текстами. Ничего подобного мы не находим в книге Зуева, хотя она не была ученым трудом, а только руководством для юношества.
Значение изучения природы Зуев видел прежде всего в том, чтобы использовать ее в пользу человека; а не в том, чтобы заложить при этом основы религиозно-нравственного воспитания, как это было принято не только в его время, но и много позже. Так, например, через полвека профессор Петербургского университета Иван Шиховський в официально изданном для гимназии учебнике ботаники (1853) утверждал, что задача природных наук «быть удобными и ближайшие руководителями к познанию творческой воли». Профессор Московского университета охотничьих указывал в своем университетском курсе зоологии (1825), что «естествознание сводит человека от природы к богу» и т.п. Мы напрасно стали бы искать в Зуева подобные выражения.
Характерный для учебника Зуева также отсутствие ложного антропоморфизма при описании животных. В его эпоху (да и много позже) было весьма принято, особенно в популярной литературе, увлекаться «трудолюбием» пчелы, «домовитостью» муравьи, «умом» слона, коня, собаки и т.д. и сообщать по этому поводу различные анекдотические сведения. Строгий рационалистический ум Зуева не позволил ему пойти по этой сомнительной дороге
Основной задачей изучения природы, как указано выше, Зуев считал употребление природных вещей для нужд и потребностей человеческого рода. Надо изучать природные предметы, чтобы выявить их полезные свойства, которые пригодятся в общежитии. Эта связь науки с практикой и является характерной чертой учебника Зуева. Во всех своих описаниях ископаемых тел, животных и растений он обязательно отмечает, какое значение тот или иной объект имеет или может иметь для человека и его благополучие. На эту сторону дела он указывает на первой же странице своей книги в предисловии.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...znachenie?page=8


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
болел дизентерией. В Кременчуге он две недели не мог двинуться с места, потому что потратил все деньги и сидел без копейки. Вообще денежный вопрос было очень сложным для экспедиции. Полученные при отъезде из Петербурга 350 руб. было скоро потрачено на питание и в оплату прогонов, а новых средств Академия НЕ слала, несмотря на обещания. По этой причине Зуев неоднократно попадал в весьма критическом положении и был вынужден выходить из него своими средствами, добывая деньги в дороге с помощью займов в местной администрации и даже у частных лиц. Бережно помогал ему херсонский градоначальник, строитель города и порта генерал Иван Абрамович Ганнибал - Наваринскую герой и предок поэта А. С. Пушкина (1).
В своих письмах из Херсона Зуев очень тепло отзывается о Ганнибал, называя его лучшим из вельмож, которых ему доводилось видеть.
Отсутствие вестей из Академии крайне тревожила и подавляла Зуева. Он даже собирался отказаться от дальнейшего путешествия и вернуться с дороги обратно в Петербург. Такое ненормальное положение объясняется раздорами, которые в это время происходили между некоторой частью академиков и директором Академии Домашнева. Академики Руновском и Штелин, которые составляли тогда хозяйственную комиссию Академии и знали ее денежными средствами, были против посылки экспедиции Зуева, находя это ненужной тратой средств. В противовес этому мнению директор Домашнева настоял на отправке экспедиции. Хозяйственная комиссия реагировала на это тем, что прекратила всякую денежную помощь экспедиции, уже находится в пути. Если бы не самообладание и изворотливость Зуева, который сумел выйти из положения, все это предприятие провалилось бы в самом начале.
Чтобы не сидеть в бездействии всю зиму в Херсоне, Зуев решился съездить на российском военном корабле в Константинополь (Стамбул), где пробыл больше месяца, посетив и другие турецкие города. Назад он вернулся 9 марта 1782 сушей через Болгарию, Валахию, Молдавию и Бессарабию
Вскоре после возвращения из Турции Зуев отправился в Крым. Выехал он 12 апреля 1782, взяв из собой лишь того, что рисует Бородулина. Как уже сказано выше, Крым не принадлежал тогда России. (Присоединение его произошло позже, в 1783 г.). Вовремя путешествия Зуева Крымский полуостров и прилегающие степи составляли самостоятельное Крымское ханство, во главе которого стоял хан Шан-Гирей (Шагин-Гирей). Поездка Зуева оказалась неудачной, даже опасной для жизни. Как раз в это время на полуострове произошло восстание татар, недовольных Шан-Гиреем. События, разыгравшихся, не позволили Зуеву объехать полуостров: он побывал только в Карасубазаре (теперь Белогорск) и Феодосии, которая называлась тогда Кефой и была столицей ханства.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/Pedago...znachenie?page=3


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
Книга вышла в свет в январе 1786 под заголовком «Изображение естественной истории, изданное для народных училищ Российской империи». Руководство было напечатано без имени автора как официальное издание. Редактором книги был академик Паллас, который дал о ней очень хороший отклик и немало помог автору в процессе ее составления (1).
Несомненно, что перед Зуевым как автором учебника стояло очень трудная задача. Ведь это была первая на русском языке труд такого рода, для которого не было готовых образцов, а иностранное руководство не пристало к российским условиям и не годились для этой цели. Не было также ни одной программы по естествознанию для школ, приходилось самому составлять ее и по ней писать учебник. Не было также никаких методических инструкций для учителей о том, как надо преподавать новый предмет. Словом, на долю Зуева пришлась большая организационная и научно-литературная педагогическая работа, с которой он справился прекрасно.
Учебник Зуева состоит из двух частей. Первая часть распадается на отделы - «Ископаемое царство» и «Прозябаемое царство». Вторая часть содержит описание «Животного царства». В отделе, посвященном неживой природе, автор рассказывает о земле, камни, соли, горючие вещества, полуметаллов, металлы и окаменелости
Отдел, посвященный растениям, начинается коротким физиологическим очерком о жизни и строении растений. Затем следует описание отдельных растений в таком группировке: деревья, кустарники, садовые и дикорастущие травянистые растения, огородные растения, культурные злаки, луговая растительность, мхи, папоротники, лишайники и грибы.
Зоологический отдел обширнее ботанического и также состоит из монографических описаний, сгруппированных в следующем порядке: звери, птицы, земноводные (куда отнесены амфибии и рептилии), рыбы, насекомые (куда отнесены также ракообразные, пауки и многоножки) и черви (сюда отнесены, кроме собственно червей, все остальные животные, которым не нашлось места в других классах). Больше всего уделено места млекопитающим и птицам. В общем описано 66 млекопитающим, из которых 53 относятся к российской фауны.
Значение этой книги Зуева видно из того, что она была не только первым, но и единственным оригинальным русским учебником по естествознанию для всего XVIII и первой четверти XIX в Книга вышла пятью изданиями (1) и применялась в русской школе и после Отечественной воины 1 812 года, следовательно, более 30 лет. Среди российских учебников по естествознанию вообще не было другой книги, которая пользовалась бы таким влиянием на школьное преподавание и в такой степени определила бы и самый характер преподавания предмета, как эта книга Зуева. Тем отраднее отметить, что это сочинение Зуева было составлено чрезвычайно удачно. По авторитетному отклика Палласа, оно превосходило все тогдашнее иностранное руководство по данному предмету, предназначенное для школьного преподавания.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...znachenie?page=7


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
удовлетворялись, но общая сумма, которая отпускалась казной в год на человека (около 80 руб.) была совершенно недостаточной.
Студентов содержали в общежитии в большой строгости и выпускали из здания только по особым пропускам. По забота наказывали, например сажали на хлеб и на воду или заставляли виновных ходить в классы не в присвоенных им камзолах, а в серых мужичьих кафтанах. В более серьезных случаях им грозила отдача в солдаты.
Надо отметить, что такие взыскания были вообще в духе и нравах того века. От телесных наказаний студенты были освобождены, тогда как в Горном корпусе и в Медико-хирургической академии даже в начале XIX в такие меры применялись (1).
Учебная сторона учительской семинарии в эпоху Зуева была поставлена ​​по тем временам хорошо. Преподаватели физики и естественной истории имели кабинеты, которые пополнялись учебными пособиями. На это дело комиссия не жалела средств, поручая преподавателям Зуеву и Головину (2) приобретать у частных лиц коллекций, приборы и прочее и выдавая им на это деньги авансом. Так, например, Зуев приобрел в 1784 г.. Гербарий, в 1785 г.. - Хорошую коллекцию минералов в 370 штуфов, за которую комиссия заплатила 200 руб. (сумма по тому времени очень значительная). Преподаватель физики Михаил Головин покупал на месте и выписывал из-за границы разные физические приборы и инструменты, например приобрел в 1785 за 250 руб
В основу книжного фонда учительской семинарии была возложена прекрасная библиотека, куплена у петербургского собирателя, коллежского советника Жукова. В этой библиотеке было более 1000 томов, в том числе 352 книги на русском языке и 703 - на иностранных. Кроме того, комиссия предоставила Зуеву возможность выписывать нужные ему для занятий книги из-за границы, в том числе и дорогие многотомные издания. Кроме покупок, кабинет естествознания пополнялся и путем частных пожертвований. Наиболее значительным из них был обширный гербарий, присланный из Москвы известным меценатом того времени, крупным горнопромышленников Прокопом Демидовым, который был любителем ботаники и имел под Москвой свой собственный ботанический сад (3). Гербарий этот содержал более 3000 видов растений, в том числе и многие редкие.
Позже в семинарию поступила обширная зоологическая коллекция, принадлежавшая покойному графу Григорию Орлову, одному из деятелей екатерининской эпохи, умершему в 1783 г.. Орлов интересовался естественными науками и покровительствовал Ломоносову. Конечно, эти пожертвования содержали много лишнего и ненужного для школы - в виде различных заморских редкостей, но основные потребности преподавания они, безусловно, обеспечивали.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...znachenie?page=6


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
Статья «Различные способы к кормлению скота во время засухи и о распространении кормовых средств» в журнале «Новые ежемесячные сочинения», 1787, октябрь, стр. 3-27.
Из указанных статей Зуева статьи о начале и происхождении гор и о набивки чучел птиц для коллекций напечатаны в журнале «Растущий виноград», который издавался Главным народным училищем под редакцией самого Зуева, следовательно, предназначался для учителей и учащихся старшего возраста. Этим и определяется их педагогическое значение как образовательного материала, который дополнял короткие сведения, изложенные в учебнике. Такое же значение имели и две статьи Зуева в журнале «Новые ежемесячные сочинения». Хотя они и не являются в строгом смысле педагогическими работами, но имеют тесную связь с текстом I и II частей учебника, где автор постоянно упоминает об использовании «луговой зелени» в корм скоту и для других сельскохозяйственных нужд. Во введении к «животного царства» Зуев указывает на важность процесса дыхания для жизни человека.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...nachenie?page=12


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
Целый год продолжалась эта самостоятельная экспедиция Зуева (1771-1772), причем он выполнил свою задачу блестяще, несмотря на то, что ему было только 19 лет. Зуев был первым исследователем, который пересек Северный Урал, со стороны Сибири. Он привез из своего путешествия коллекцию редких птиц, коллекцию морских животных и даже живого белого медвежонка, по которому Паллас впервые составил научное описание этого полярного зверя.
В марте 1772 Паллас отправил Зуева к новому путешествию, из Красноярска вниз по течению р. Енисея до самого моря. Это путешествие продолжалось около полугода, причем Зуев добрался до устьевой части Енисея, где теперь расположился город и порт Дудинка, а в то время это была совершенная пустыня.
По материалам своей Обской и Енисейского поездок Зуев написал свои первые научные статьи: о оленей и о быте остяков (хантов) и ненцев (самоедов). Эти интересные работы Зуева были посланы в Петербург и заслушивают в Академии наук, а затем Паллас использовал их при описании своего путешествия, выданной на немецком и русском языках (1).
Вернувшись из экспедиции Палласа в 1774 г.., Зуев получил заграничную командировку на пятилетний срок для «усовершенствования в науках». Таким образом к его опыту полевого натуралиста-путешественника добавилось знакомство с западной университетской наукой. Сначала он поехал в голландский город Лейден, где обучался в местном университете как студент-медик
(В ту эпоху естественные науки преподавались на медицинских факультетах; отдельных биологических факультетов не существовало.) В Лейдене Зуев занимался анатомией, физиологией, химией, физикой и естественной историей. Затем он переехал в г.. Страсбург, который принадлежал тогда Франции. Страсбургский университет, где преподавание велось на французском языке, славился своими научными силами. Особое влияние имел Зуева зоолог Иоганн-Фридрих Герман, многосторонний ученый, проводивший на своих лекциях идею родства между отдельными группами животных с постепенными переходами между видами, то есть, вносил в свой курс элементы трансформизма.
В Страсбурге Зуев изучил французский язык, притом так хорошо, что, позже стал употреблять его в своем личном переписке.
Вернувшись осенью 1779 в Петербург, Зуев представил в Академию наук диссертацию на латинском языке, название которой можно по-русски передать так: «Теория преобразования насекомых, применена к другим животным». В этой работе, которая долго оставалась неизвестной и изучена только в наше время (1), автор проводит мысль об общем изменчивость в природе, причем в животном мире эта изменчивость выражается в форме метаморфозы, особенно ясно выраженного в царстве насекомых.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/Pedago...znachenie?page=1


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
выкладывая естественную историю. «При размышлении о какую-нибудь вещь, - пишет, между прочим, Зуев, - учитель показывает оную в самой натуре или по крайней мере на картине, почему при каждом народном училище в седьмую классе должно стремиться иметь таких вещей сборы, в натуре, которые в рисунках ».
Здесь выдвинуты важные методические требования, которые актуальны и для нашего времени. Зуев требует прежде всего наглядности преподавания. Он различает наглядность предметную, когда дело показывается «в самой натуре», и наглядность графическую, когда показывается изображение вещи. При этом наглядную наглядность он ставит выше графической («по крайней мере - на картине»). Здесь же выдвигается требование иметь при школе кабинет наглядных учебных пособий, было в то время новостью.
Учебник Зуева был выдан без рисунков. Рисунки, или «фигуры», к учебнику были напечатаны отдельно, на больших листах. Таких писем с изображением животных, выгравированных на медных досках гравером Бугреев, вышло всего 12. По размеру - в полный лист - они были рассчитаны для показа целому классу, то есть были первыми стенными таблицами по зоологии. К сожалению, к нам эти «фигуры» не дошли, и мы знаем о них лишь из архивных описаний.
«Хотя кажется и невозможно считать, чтобы подчиненные, находящихся при каком-нибудь месте, могли располагать время своим по собственному произволу без разрешения на то от начальства, и не дав о том знать то место, в котором они определены находятся; тем менее еще терпимо, чтобы подчиненные вовсе не уважали своими должностями; но адъюнкт императорской Академии наук Василий Зуев поведением своим это точно показал на деле, и несмотря на все ему разработанные поучения, в этом не выздоровел.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...znachenie?page=9


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
Зуев в своей деятельности в учительской семинарии не ограничивался ролью преподавателя. Он принимал близкое участие и в других образовательных мероприятиях, которые проводились в семинарии. Важнейшим из этих мероприятий было издание силами студентов и преподавателей семинарии ежемесячного литературно-научного журнала под символическим названием «Растущий Виноград». Зуев был редактором и главным сотрудником этого журнала, который существовал два года (1785-1787), и выпустил за это время 24 книги.
Содержание их очень разнообразно: здесь встречаются и статьи философского и исторического содержания, и педагогические соображения, и статьи по вопросам естествознания и географии. Среди последних следует поставить на первое место большую статью самого редактора «О начале и происхождении гор», подписанное буквой «С». Автор проводит в ней новые воззрения на строение земной коры, сложившихся у него благодаря сотрудничеству с Палласом. В противоположность старым геологическим взглядам, основанным на легенде о всемирном потопе, Зуев проводит мысль о постепенном возникновении земной коры по законам природы, причем различает массивные породы, которые составили внутренние стержни горных хребтов, и позже слоистые или осадочные породы, образовавшиеся которые произошли в результате разрушения гранита и одевают боковые склоны гор.
Кроме оригинальных статей, в журнале помещалось и много переводных, причем Зуев черпал материал для этих переводов с образовательной литературы предреволюционной Франции, в частности из сочинений знаменитого в свое время историка и философа-материалиста Томаса Рейналя, близкого к энциклопедистов. Сочинения Рейналя проникнуты демократическим и антирелигиозным духом, идеями свободы, равенства и братства. В королевской Франции сожжены рукой палача, а автор был вынужден спасаться бегством за границу. Само собой разумеется, что эти идеи Зуев мог проводить завуалированный, не называя источников и представляя дело так, что речь идет не о царской России, а о порядках Китайской империи (1).
В астрономических статьях, напечатанных в «Растущий виноград», защищается система Коперника, которую Синод считал еретическим, проводится мысль о существовании живых существ, кроме Земли, и на других планетах, противоречило библейской космогонии.
По вопросам физики в журнале есть статьи о замерзания и кипения воды, о некоторых обычные феномены природы, например: о громе и молнии, дождь, снег, град, приливы и отливы и т.д. Сведения эти, очевидно, должны были служить в помощь учителям для борьбы с народными суевериями - баснями об Илье-пророке и т.п.
Кроме прозы, в журнале был большой стихотворный отдел, где молодые учителя выступали со своими первыми произведениями.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...nachenie?page=10


19.08.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В.Ф. Зуева и ее историческое значение
Академик Василий Федорович Зуев, географ и натуралист, сыграл выдающуюся роль в развитии педагогических идей в России. Зуев принимал деятельное участие в первичной организации российской общеобразовательной школы, был автором первого учебника естественной истории, первым методистом естествознания и наставником первой группы учителей по этому предмету.
Педагогическая деятельность Зуева в годы его жизнь не была оценена по достоинству: он даже подвергся преследованию за нее. Позже она была забыта, и лишь в советскую эпоху, через сто пятьдесят лет после смерти Зуева, его роль в истории российского образования получила надлежащую оценку (1).
Имя Зуева теперь вошло в всего руководства по методике естествознания, о нем вспоминают преподаватели, читающие этот курс в педагогических вузах. Однако настоящих работ Зуева (вследствие их библиографической редкости) до сих пор нет в педагогических библиотеках, с ними не могут познакомиться ни учителя, ни студенты педвузов, ни руководители кафедр педагогики. Вот почему возникла необходимость перепечатать из изданий XVIII в педагогические работы Зуева, частично или полностью, частично в цитатах, которые сопровождают текст необходимыми комментариями и ссылками на издания очерк о жизни и деятельности В Ф. Зуева.
Василий Федорович Зуев родился в 1752 г.. (1) Он происходил из крестьян губернии Тверской. Отец его был солдатом Семеновского полка, который стоял в Петербурге. Жены солдат-гвардейцев имели право проживать при мужу в особой слободе, а дети пользовались некоторыми льготами
Академическая гимназия того времени не отличалась высокими педагогическими достоинствами: учеников держали в «черном теле» и жестоко наказывали. В преподавании процветало зубрежки, причем уроки в младших классах велись на немецком, а в старших - на латинском языках.
Зуев оказался очень способным учеником и вынес из этой гимназии знания языков ему весьма пригодилось впоследствии. Он окончил гимназию в возрасте 16 лет и сразу же был зачислен в состав возглавляемой академиком П.С.Палласом экспедиции, которая направлялась в Восточной Сибири. Эта экспедиция продолжалась шесть лет (1768-1774), освоила огромный маршрут и оказалась для молодого Зуева незаменимой школой.
Петр Симон Паллас, выдающийся натуралист XVIII в, которого по справедливости ставят на один уровень с Линнеем и Бюффоном, был универсальным ученым. Он занимался зоологией, ботаникой, географией и геологией, а также исследованиями этнографического и экономического характера.
ru | allref.com.ua/ru/skachaty/Pedago...heskoe_znachenie