allr.genskov.ru



Педагогическая деятельность академика В. Ф. Зуева и ее историческое значение

Сортировать: по оценкам | по дате
13.12.17
[2]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В. Ф. Зуева и ее историческое значение
инспектор одной из славянских земель Федор Иванович Янкович де-Мириево, по национальности серб, хорошо знающий русский язык.
Деятельность Янковича дала, как известно, блестящие плоды. Это была очень культурная и высокообразованный человек, прекрасный педагог, который отличался дальновидностью и огромной деловой энергией. За четыре года (1782-1786) с его помощью комиссия успела открыть 133 школы в 25 губерниях, в которых обучалось что 9872 учащихся при 288 учителям, и обеспечила эти школы учебниками, выдав 25 школьного руководства, уставы и инструкции, напечатала несколько географических карт и глобусов. Большинство этих учебников были неплохие, а некоторые настолько хороши, что превосходили книги этого рода, выходивших на Западе.
Само собой разумеется, что Янкович мог развить такую ​​деятельность только потому, что опирался на целую плеяду способных и даже талантливых русских людей, ему активно помогали.
К концу XVIII века в России было уже 315 училищ при 750 учителям и 19915 учащихся. Училища, открываются комиссией, разделялись на малых (в уездных городах) и главных (в губернских городах). Курс малых училищ продолжался два года и заключался в изучении русской грамоте, арифметике и закону божьему. Курс обучения в главных училищах продолжался пять лет и включал, кроме указанных предметов, географию, историю, физику и естествознание (минералогию, ботанику и зоологию). Таким образом в начале 80-х годов XVIII в естественная история впервые сделалась предметом школьного преподавания.
Для организации такой большой работы была необходима помощь многих сотрудников. Надо было подобрать состав учителей для главного народного училища св. Петра, который был первым открыто в Петербурге, и для учительской семинарии при нем, которая готовила учителей для провинции.
Это произошло 9 декабря 1783, примерно через год после возвращения Зуева из экспедиции на юг России. Ему было назначено жалованье - 400 руб. в год и присвоено звание профессора. Кроме того, он был произведен в чин коллежского асессора, по тому времени важный (1).
Зуев вел уроки в училище и, кроме того, читал лекции студентам учительской семинарии, готовя их в преподаватели естественной истории. Кроме лекций семинаристы посещали уроки Зуева в школе. Из архивных данных, сохранившихся не видно, давали семинаристы пробные уроки под руководством Зуева, но по общему ходу занятий это возможно, потому семинария была открыта при училище и тесное с ним связана.
Студенты жили в казенном общежитии, где получали питание, одежду и спальные принадлежности.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/Pedago...znachenie?page=5


13.12.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В. Ф. Зуева и ее историческое значение
мурен, рыбу-прилипало, электрического угря и др. Ему принадлежит первое научное описание беломорской зубатки или кусачки, крупной рыбы, названной так за ее яростную характер и страшные зубы.
В связи с реорганизацией обширного минералогического кабинета Академии наук Зуев последние годы своей жизни занимался также минералогией и определением окаменелостей. Когда Академия наук стала выдавать, кроме своих специальных ученых журналов, также общедоступный научно-популярный журнал на русском языке «Новые ежемесячные сочинения», Зуев и там стал помещать статьи для широкого круга читателей. Среди них есть очень интересные, например статья о порче воздуха в жилых помещениях, где Зуев стремится распространить среди читателей здоровые, гигиенические понятия о значении для жизни и здоровья свежего воздуха.
Следует также отметить статью «Различные способы к кормлению скота во время засухи и о распространении кормовых средств». В этой статье Зуев рекомендует некоторые приемы агротехники, новые для тогдашнего времени. В своих научно-популярных статьях Зуев проявил себя талантливым популяризатором. Эти его работы написаны хорошим языком и поднимают злободневные вопросы. Остается пожалеть, что Зуев НЕ развил эту сторону своей деятельности более полно.
Укажем в заключение на роль Зуева как ученого-переводчика. Он сделал в этом направлении большую работу, особенно тяжелую в его время, когда российской научной терминологии еще не было и приходилось ее создавать. Зуев перевел с немецкого языка на русский весь третий том обширного сочинения Палласа о его путешествии в Восточную России и в Сибирь, в котором Зуев участвовал (1). Затем Зуев перевел из рукописи большую ботаническую работу Палласа по описанию древесных пород Российского государства (2). Кроме того, Зуев участвовал также в переводе на русский язык «Естественной истории» Бюффона - большой научно-литературном предприятии, затеянному Академией наук, которое продолжалось 20 лет и выразилось в издании на русском языке десяти томов этого труда. Зуеву принадлежит перевод части третьего тома.
Он был от природы очень сильным человеком, крепкого здоровья. Но, начиная с 1790 г.., Стал болеть, причем болезнь перешла в хроническую форму, и он абсолютно потерял работоспособность. В таком состоянии он прожил около четырех лет, пока болезнь не свела его в могилу. Он умер 7 января 1794
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/Pedago...nachenie?page=11


13.12.17
[1]
переходы:0
Педагогическая деятельность академика В. Ф. Зуева и ее историческое значение
Вскоре после возвращения Зуева с его экспедиции в Причерноморье он занялся педагогической деятельностью. Эта полоса его жизни нас особенно интересует, и мы остановимся на ней подробнее.
В XVIII веке, в школьной реформы 1786, в России, как известно, не существовало государственной системы общеобразовательной школы. Петр I заводил школы профессионального типа, которые отвечали ближайшее потребностям экономического и политического развития России. Общая образование находилась в частных руках и стояла на весьма низком уровне.
В городах существовали так называемые вольные школы. Это были, в основном, простые школы грамоты. Их содержали люди разного звания - представители церковного причта, отставные военные невысокого ранга, канцеляристы, писаря и так далее обучали в таких школах чтению, письму и иногда правилам арифметики. В Петербурге в 1784 насчитывалось 17 таких школ. В числе владельцев их показаны: отставной прапорщик Лука Лазарев, церковный сторож Николай Яковлев, отставной канцелярист Алексей Калугин, дьячок Тимофей Артамонов и др. В этих школах дети изучались читать в год, а писать - на второй год. По учение брали по рублю в месяц, а чаще - «с выучки»: за чтение от 4 до 6 руб. За лист - 6 руб. , А за правила арифметики - 3 руб. Стоимость обучения по тому времени была достаточно высока
Для детей дворян и вообще привилегированных сословий существовали пансионы, содержавшиеся, как правило, иностранцами. Из архивных данных видно, что в Петербурге в 1784 таких пансионов было 24, причем в них обучалось 319 мальчиков и 119 девочек. В числе владельцев этих пансионов были немцы, французы, реже англичане. Так, например, в Петербурге был пансион французского уроженца Ивана Ланье, Федора Рейнкена, выходца из Пруссии, англичанки девицы Какс и др. В Москве таких пансионов насчитывалось 12, причем в числе их владельцев был даже итальянец - Иван Бартоли. В этих пансионах плата была высока. Там обучали, главным образом, языкам, а из последних предметов - математике, истории, географии и рисованию. Естествознание и физика нигде не выкладывались.
Учение было поставлено в большинстве случаев слабо, поскольку учителя сами были недостаточно опытные в науках. Среди учителей один был раньше бухгалтером, другой - отставным фельдфебелем, третий оказался «мастером брильного разделения», то есть парикмахером, и т.д. Но и эти школы охватывали лишь незначительное число детей. Большинство детей низших сословий оставались неграмотными.
ru | allref.com.ua/uk/skachaty/Pedago...nachennya?page=4